Таджикско-Российский лицей-интернат «Хотам и ПВ»

Молодой ученый из Таджикистана мечтает о Нобелевской премии

11.12.2017 Просмотров: 218 Новости Нет комментариев

Жумаев Улмас, подготовка к эксперименту, Институт Макса Планка по Исследованию Полимеров, Майнц (Германия), ноябрь 2017г.

Очередной участник проекта «Таджикистан: поколение Next» Улмас Жумаев, молодой химик из Душанбе, научный сотрудник Института Макса Планка по исследованию полимеров в Германии. 

Он рассказал «АП» о важности здоровой конкуренции в сфере образования, о совмещении научной работы и активного отдыха, о встрече с Нобелевскими лауреатами и о втором шансе быть в их кругах…

О родителях

— Я родился в таджико-говорящей деревне Шавгон в Бухарской области (ныне территория Узбекистана) в 1988 году. Когда мне был один год, наша семья переехала в Душанбе, т.к. мой папа получил работу в Таджикистане, в то время как остальные близкие родственники остались в Узбекистане.

Мой папа, Эрадж Хакназарович, заслуженный преподаватель информатики и математики, работал и работает в разных университетах Душанбе, включая филиал МГУ и Таджикский Национальный Университет. Помимо этого, он на протяжении многих лет готовил команду школьников Таджикско-Российской Гимназии Интерната (ТРГИ) «Хотам и П.В.» для участия в международных олимпиадах по информатике.

С родителями, Душанбе, сентябрь 2017 г.

Чтобы прокормить семью он работал одновременно в нескольких местах. Его пример упорства и трудолюбия послужил для меня одним из главных мотивирующих факторов в достижении поставленных мною целей. Он всегда и во всем меня поддерживал и помогал, за что я ему очень благодарен.

Но несмотря на то, что папа был преподавателем, главным человеком, направлявшим меня в школьном обучении, была моя мама – Рахима Сафаровна, работавшая швеёй. Она является для меня образцом самоотверженности и стойкости. Помню, как в период гражданской войны началась стрельба в нашем районе, и она побежала забирать меня и соседского мальчика из детского сада, чтобы отвести нас домой. Мамину заботу и переживания я чувствую даже сейчас, находясь в другом государстве за тысячи километров от неё.

От математики к химии

— С ранних лет из всех школьных предметов мне больше всего нравилась математика. В 10 классе мой папа направил меня в только открывшуюся и еще строющуюся ТРГИ, где я также увлекся информатикой. Эти предметы привлекали меня своей строгостью и последовательностью.

С однокурсниками на фоне Московского Государственного Университета им. М. В. Ломоносова, Москва, июнь 2010г.

Среди учащихся ТРГИ царила дружественная атмосфера, но в то же время воздух был заряжен интеллектуальным напряжением. Когда появлялась сложная задача, каждый ученик стремился найти правильное решение первым и объяснить его другим. Такой состязательный дух постоянно подталкивал нас к саморазвитию и накоплению новых знаний.

В школьные годы я участвовал в национальных олимпиадах по математике, информатике и физике. Основную конкуренцию на олимпиадах ученикам ТРГИ составляли ученики из Турецкого лицея. Между двумя школами присутствовал дух соперничества, и коллективы обеих прибегали к хитрым методам для привлечения учеников и преподавателей из конкурирующего лагеря. Однако от таких мероприятий выигрывали обе стороны, включая учеников, ведь такой обмен опытом и знаниями положительно сказывался на образовательной программе. В дальнейшем все больше учеников из этих школ стали поступать в ведущие ВУЗы стран СНГ и зарубежья.

В будущем я тогда видел себя студентом МФТИ или МГТУ им. Баумана. Но в мои планы вмешался директор нашей гимназии Абдуфаттох Хотамов, химик по образованию. В 11 классе я долгое время лежал дома после операции на ноге, и он прислал мне несколько книг по химии. Я прочел все эти книги, и сам не замети, как попал на Международную Менделеевскую олимпиаду школьников по химии, которая в том году (2005) проходила в Душанбе.

Призового места я не занял, однако прошёл отбор в сборную Таджикистана на 37-ую Международную химическую олимпиаду на Тайване.Планировалось, что наша сборная будет готовиться с российской командой, и поэтому мы оказались в общежитии МГУ во время вступительных экзаменов. Ввиду некоторых обстоятельств подготовки  тогда не случилось, и Абдуфаттох Хотамов, будучи человеком практичным, решил зря времени не терять и отправил нас сдавать вступительные экзамены на химический факультет МГУ, которых было четыре: математика, физика, химия, русский язык и литература (сочинение).

И тут меня спасла математика, как бы странно это не звучало. Я получил максимальный балл по этому предмету, что в последствии стало решающим фактором при моем зачислении. Так я стал студентом Химического факультета МГУ.

Об МГУ

— Мое знание математики сразу направило меня в группу, специализирующуюся на физической химии. Постепенно я освоил экспериментальные навыки в различных областях химии, включая инструметальные методы анализа и органический синтез. Практикумы по химическому синтезу познакомили меня с целым спектром ароматов: от фруктового благоухания сложных эфиров до невыносимо противного, сродни запаху тухлых яиц, зловония тиолов.

Тогда я понял, что если математика – царица наук, то химия – богиня ароматов. В процессе обучения я стал прикладывать свои математические знания для решения прикладных задач в химии. И сейчас понимаю, что несмотря на свою любовь к математике, я не поменял бы свой выбор профессии.

Переезд в Москву сопровождался многими трудностями. Было тяжело оставлять родителей, с деньгами ситуация тоже была не очень. Но одним из самым ярких впечатлений и потрясений была суровая русская зима…

Для меня было очень странным, что при выходе на свежий морозный воздух не можешь дышать из-за того, что ноздри просто-напросто слиплись. Поскольку мои финансы в то время пели не просто романсы, а жалобные серенады, то и моя зимния куртка, мягко говоря, не соответствовала последнему веянию моды.

Из-за моей внешности я частенько становился объектом пристального внимания милиции (тогда она еще так называлась). Но я этим вниманием не тяготился, а с любопытством наблюдал за недоумением, появлявшимся на лицах милиционеров, когда они узнавали, что я студент МГУ. Пережив свою первую настоящую зиму, я немного стал понимать, почему про русских иногда говорят, что этот народ непобедим. Еще бы, такие зимы не каждому по плечу, особенно если это житель теплой страны, такой как солнечный Таджикистан.

Окончание МГУ. Диплом вручает декан Химического факультета, академик РАН Валерий Васильевич Лунин, Москва, июнь 2010 г.

МГУ для меня стал не только родной Almamater, где я получил необходимые знания и навыки, но и своего рода школой жизни. Там я научился учиться (уж простите за тавтологию), жить независимо от родителей и экономить. В МГУ я встретил много интересных и разносторонних людей, со многими из которых дружу и по сей день. Там я впервые столкнулся с тем, что всегда есть альтернативное мнение, и не всякий человек будет согласен с тобой, насколько бы очевидной тебе не казалась своя правота.

Запомнилось, как однажды я высказался о том, что привлечение своих родственников и друзей в любых сферах деятельности – в целом явление негативное и мешает развитию отрасли, так как это противоречит основам здоровой конкуренции. На это русский коллега мне возразил, что людям, оказавшимся на высоких постах и распоряжающимся большими деньгами, в своем окружении просто необходимы соратники, на которых можно положиться. Несмотря на сильные аргументы в споре, обе стороны остались при своем мнении.

То ли зубы у меня были слабые, то ли гранит науки оказался слишком тверд, но учеба в МГУ мне давалась нелегко. Одной из проблем для меня был русский язык, и преподаватели часто сокрушались моему неграмотному написанию, хотя на оценку это никогда не влияло. В первые два года обучения программа была особенно загружена – корпеть над конспектами порой приходилось и по ночам.

Но самым тяжелым периодом была, конечно, сессия. Студент – существо ленивое и всегда жаждет халявы. И я не был исключением. На втором курсе я шел на автомат по аналитической химии, но для этого мне надо было пройти что-то вроде собеседования. Я рассчитывал на то, что сильно расспрашивать не будут, поэтому готовился не очень интенсивно. Однако беседовал со мной один из самых суровых преподавателей кафедры. Моим ответом он остался не очень доволен, и мне пришлось сдавать экзамен.

С тех пор я стараюсь не рассчитывать на помощь мифических сил и надеяться только на себя.

Я всегда старался сдать сессию хорошо, дополнительно мотивировал денежный вопрос: стипендия хоть как-то помогала прожить в недешевой Москве. Мы с друзьями часто искали возможность подзаработать, не чураясь любого труда, даже разгружали фуры. При этом я не хотел оставить учебу, ибо понимал, что знания важнее одномоментно заработанных денег. Это было заложено моими родителями, которые с ранних лет внушили мне необходимость образования. За это им отдельное спасибо.

На последнем курсе МГУ началось мое становление как ученого. Я выбрал своим будущим научным направлением изучение топливных элементов. Эта область привлекла меня своим неисчерпаемым потенциалом и огромным значением для мирового сообщества, в том числе и Таджикистана.

Свою димпломную работу я делал на кафедре электрохимии под руководством Бориса Ивановича Подловченко, которую защитил на «отлично». По окончании университета я планировал либо поступать в аспирантуру МГУ, либо вернуться обратно в Таджикистан и искать там работу. Однако сотрудница кафедры электрохимии Галина Александровна Цирлина подсказала мне третий вариант – попробовать поступить в аспирантуру Университета Берна в Швейцарии.

В данном случае мне надо было пройти собеседование по телефону на английском языке с руководителем лаборатории. Если по-русски я только писал неграмотно, то с английским дела обстояли гораздо хуже, ведь кроме пары фраз я ничего сказать не мог.

Я попросил моего друга Григория Каплия помочь мне в этом нелегком деле. Во время интервью руководитель лаборатории, профессор Томас Вандловски, понял что у меня есть суфлер, однако отреагировал на это с юмором ипринял меня на работу.

В течение первых месяцев моим единственным словом было «Okay», но постепенно я начал говорить по-английски чуть больше. По иронии судьбы красный диплом я не получил из-за тройки по английскому языку, а сейчас я использую этот язык каждый день, и порой мне сложно говорить о науке по-русски или по-таджикски.

Подготовка к эксперименту, Институт Макса Планка по Исследованию Полимеров, Майнц (Германия), ноябрь 2017г.

От русских зим к швейцарским Альпам

— Переезд в Швейцарию повлек за собой множество событий как в профессиональной, так и в личной жизни. Там был другой подход к работе, мне давали много свободы (в научном плане), но требовали самостоятельности. Приходилось читать много научной литературы, с особой тщательностью подходить к планированию экспериментов. В моем случае подготовка к эксперименту занимает 70–80% от всего экспериментального времени, причем подготовка – это по большей части кипячение и мытье стеклянной посуды.

В Швейцарии я стал писать научные статьи и активно участвовать в международных конференциях, что позволило расширить мой кругозор и познакомиться с учеными из разных стран. Одной из трудностей в общении на научные темы (как устном, так и письменном) является понятное донесение информации до слушателей. Причем это зависит не столько от владения языком, сколько от умения логично и четко изложить информацию. Всегда надо понимать,что у тебя за публика, что они могут не знать, и что нужно объяснить.

В Берне я кропотливо выполнял эксперименты, из-за которых порой приходилось оставаться на работе по ночам. Я всегда пытался вникнуть в суть происходящих процессов, для чего старательно штудировал научную литературу. Научившись в МГУ независимому мышлению, я часто спорил с научным руководителем, когда моё и его мнения не совпадали. Наверно поэтому многие мои бывшие коллеги до сих пор советуются со мной.

Гора Маттерхорн. По одной из версий,швейцарский шоколад Тоблерон (Toblerone) обязан своей формой этой горе, Церматт (Швейцария), октябрь 2014г.

За полгода до моей защиты мой научный руководитель тяжело заболел, но, несмотря на это, я защитился с summacumlaude («cотличием»).Мой математический склад ума всегда помогал мне в глобальном понимании проблемы и складывании кусочков пазла в единое целое.

В Швейцарии я впервые почувствовал, что любимое дело может приносить не только удовольствие, но и доход. Работать там было очень комфортно. Впервые я почувствовал, что можно не считать каждую копейку, и стал приучаться к активному отдыху. Летом я ездил в горы в поход, а зимой катался на горных лыжах. Особенно запомнилось восхождение на вершины Юнгфрау (4158 м) и Мёнх (4107 м), которое я совершил вместе с двумя коллегами из Бернского Университета. Из-за риска схода лавин мы начинали восхождение еще затемно, и встречали рассвет будучи на пути к горе. У меня дух захватывало от красоты вокруг и ощущения опасности. Особенно страшно было на самой вершине горы – казалось, что сильные порывы ветра могут унести тебя вниз. Преодолев трудности тяжелого восхождения, как никогда понимаешь, что человек способен на многое – было бы желание.

Покорение вершин Юнгфрау (4158 м) и Мёнх (4107 м) вместе с коллегами из Бернского Университета, Швейцария, август 2011г.

Прогулки и поездки всегда действовали на меня расслабляюще, но их недостаток заключается в том, что такой отдых невозможен в течение рабочей недели. Чтобы развеяться и отвлечься от каждодневных мыслей об учебе или работе, я всегда предпочитал заниматься игровыми видами спорта. С самого детства и по сей день я играю в футбол. В школьные годы я также посещал секцию таэквандо. В МГУ у меня было освобождение по физкультуре из-за проблем с ногой, и для получения зачета я писал рефераты, хотя при этом играл в футбол и настольный теннис.В Швейцарии я стал посещать занятия по боксу и плаванию.

Переезд в Швейцарию стал для меня не только отправной точкой в научной карьере, но и подарил мне встречу с будущей русской женой – Женей, с которой мы поженились в августе этого года. Также как и я, она химик, этим летом успешно защитила диссертацию в Университете Базеля в Швейцарии, и недавно переехала в Страсбург (регион Эльзас, Франция), где она продолжает развивать свою научную карьеру. Я с интересом обсуждаю с ней её открытия и наблюдения, и как более опытный коллега помогаю ей с написанием научных статей. Необходимость жить порознь из-за работы утомляет, но мы пытаемся выжать максимум из этого.

Переезд в разные страны приносит много новых знаний о культуре и менталитете местного народа. Например, регион Эльзас вобрал в себя культуру двух стран – Германии и Франции, поскольку постоянно переходил из одной страны в другую, словно мяч в теннисе.

Верхние фотографии: отдых с друзьями Еленой Истрате (крайняя слева, Фиеш, Швейцария, декабрь 2014г) и Андреем Истрате (Венеция, Италия, апрель 2014г).Нижние фотографии: с супругой Евгенией в день свадьбы (Душанбе, сентябрь 2017г) и на рождественском рынке в Страсбурге (Франция, ноябрь 2017г).

В декабре Страсбург становится неофициальной столицей европейских рождественских рынков, и масштабы действительно поражают. Дома украшены очень разнообразно: есть и традиционные еловые ветки, и плюшевые медведи. При наступлении темноты центральные улицы города освещаются разноцветными огнями, а по улицам разносится запах горячих каштанов и блинчиков, которые делают прямо при тебе.

Стоит отметить, что я и Женя несколько лет учились на одном факультете в МГУ, правда, на разных курсах, но мы в упор не замечали друг друга. Мы могли встретиться на свадьбе общих друзей, но не встретились. Но в итоге благодаря этим же друзьям – чете Истрате – и познакомились в Швейцарии. Наверно судьба (или друзья?) свела нас в нужное время в нужном месте. Собственно, сами Истрате из разных стран (Беларусь и Молдавия), и познакомились они благодаря учебе в МГУ. Несмотря на то что мы все живем в разных странах, мы регулярно вместе путешествуем и навещаем друг друга. Так что, хорошее образование не только дает путевку в жизнь, но и помогает найти отличных друзей и свою второю половинку.

На рыбалке, горное озеро Эшинензе, Кандерштег (Швейцария), май 2014г.

О научной карьере

— Еще до защиты диссертации в Швейцарии я стал искать работу в других университетах Европы. Для того, чтобы построить успешную научную карьеру, необходим опыт работы в разных странах, иначе шансов получить профессорскую позицию нет никаких (хотя для иностранцев это в принципе очень сложно). В итоге мне предложили позицию постдока в одном из самых престижных институтов Германии, Институте Макса Планка в Майнце. Там я все больше стал чувствовать, что становлюсь востребованным как опытный специалист, поскольку студенты и коллеги часто обращаются ко мне за советом. Прикладной науке обычно уделяется больше внимания, главным образом из-за заинтересованности компаний.

Однако, как показывает опыт, для осуществления прикладных задач необходимо понимать основы, и поэтому развитие фундаментальной науки всегда будет важным аспектом в развитии новых технологий.

По мере карьерного роста, у ученого все больше времени занимает вопрос где взять деньги на зарплату сотрудникам и на исследования. Поэтому написание заявок на получение грантов – очень важная часть работы. Этот процесс занимает очень много времени и сил, и поэтому профессора не могут себе позволить заниматься экспериментами. Вся экспериментальная работа ложится на плечи юных аспирантов и молодых постдоков.

Для карьерного роста уже на ранних стадиях нужно себя проявить, показать что ты можешь сам приносить деньги, по крайней мере,обеспечить свою зарплату.

37-ая Международная химическая олимпиада. Слева направо: Абдуфаттох Хотамов, Улмас Жумаев, Ли Юаньчжэ (лауреат Нобелевской премии по химии 1986 года), Фаррух Вохидов (бронзовый призер из Таджикистана), Тайбэй (Тайвань), июль 2005г.

В Европе существуют различные системы грантов, финансирующие как въезжающих, так и выезжающих специалистов. Я подался на престижную немецкую стипендию Александра фон Гумбольдта и получил ее. Помимо оплачиваемых двух лет работы я также получил возможность учить немецкий язык.

В Европе существуют различные системы грантов, финансирующие как въезжающих, так и выезжающих специалистов. Я подался на престижную немецкую стипендию Александра фон Гумбольдта и получил ее. Помимо оплачиваемых двух лет работы я также получил возможность учить немецкий язык.

В науке можно выжить с одним английским, но вот для жизни в стране и потенциального карьерного роста знать местный язык очень важно.

Как гумбольдтовский стипендиат я был номинирован на поездку в Линдау (Германия), где проходит ежегодная встреча Нобелевских лауретов с молодыми талантливыми учеными. В этом году (2017) эта встреча была посвящена химии. Несмотря на огромный конкурс, я оказался среди счастливчиков – участников встречи.

Нобелевские лауреаты – уникальные личности: за час, проведенный в их обществе, можно зарядиться позитивом и мотивацией к научной работе на месяцы вперед. В своих лекциях они затрагивали многие аспекты современной науки: глобальные и локальные, фундаментальные и прикладные проблемы, а также возможные пути их решения.

Встреча Нобелевских лауреатов с молодыми учеными, Линдау (Германия), июнь 2017г.

Особено запомнилась лекция профессора Марио Молина, получившего Нобелевскую премию по химии в 1995 году за вклад в изучение атмосферной химии. Лекция была о глобальном потеплении, что связывается с увеличением концентрации углекислого газа (CO2) в атмосфере. Основным доводом служит корреляция между повышением среднегодовой температуры поверхности Земли с количеством CO2в атмосфере.

Повышение на ~ 1°C кажется смешным, однако уже это значение связывается с почти 10-ти кратным увеличением количества экстремальных погодных условий, таких как наводнений, ураганов и пожаров за последние 50 лет. Представьте что будет, когда это значение достигнет 5°C… Ныне густонаселенные участки земли станут просто непригодны для жизни, не говоря о вымирании биологических видов и уменьшении урожайности земель.

На 37-ой Международней химической олимпиаде (IChO) вместе с директором ТРГИ Абдуфаттохом Хотамовым, Тайбэй (Тайвань), июль 2005г.

По мнению профессора Молина, если не предпринимать серьезных глобальных технологических и политических решений, такое повышение температуры поверхности Земли ожидается уже к 2100 году. Хотелось бы надеяться, что во всем мире, и в Таджикистане в частности, новые заводы и предприятия будут основываться исключительно на экологически чистых технологиях. В противном случае, мы можем оставить нашим потомкам в наследство совершенно непригодную для жизни планету…

Вместо заключения

— На встречу с Нобелевскими лауреатами в Линдау можно попасть только два раза в жизни: будучи молодым ученым и Нобелевским лауреатом. Один раз я там уже был. Что ж, будем ждать следующего раза…

 

Источник: https://news.tj/ru/news/tajikistan/society/20171210/molodoi-uchenii-iz-tadzhikistana-mechtaet-o-nobelevskoi-premii

ПОДЕЛИТЬСЯ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *